Центр коммунизма в Тель-Авиве

Коммунизм и коммунист – это для евреев хорошо?  Иногда, таки, хорошо. И я попытаюсь вас в этом убедить.

В 1942-м году, в разгар 2-й Мировой войны, когда в Европе наступают нацисты, по всем фронтам, в Тель-Авиве пока еще царит спокойная обстановка. Настолько спокойная, что люди продолжают вкладывать деньги в недвижимость. И двадцать еврейских семей совместно покупают большой участок земли в северной части Тель-Авива. Земля эта принадлежала компании «Шикун Амами», которая, в свою очередь, лет за 15 до этого приобрела эту землю у шейха деревни Сумелия. Такая практика уже давно была принята среди шейхов, владевших землями вокруг растущего Тель-Авива.

А Тель-Авив растет. И растет он согласно проекту Патрика Геддеса, шотландского ученого, разработавшего генеральный план развития города. И по этому плану на пустыре, который купили двадцать еврейских семей разными!!! долями, должен был быть пустырь. То есть действительно пустое место. И лишь по кругу, вокруг пустыря, по плану должны были быть построены дома – жилые и офисные.

Лишь в 1951-м году власти Тель-Авива неожиданно нашли деньги на строительство (к этой неожиданности мы еще вернемся). И архитектурному бюро «Эльханани-Лутан» было поручено проектирование новой городской площади. Однако уже на первых этапах проектирования город поставил совершенно необъяснимые задачи. Самым странным требованием города был запрет на любое строительство в центральной части города. А учитывая, что это самая большая площадь в Тель-Авиве, запрет этот был по меньшей мере странным.

Аба Эльханани и Исраэль Лутан были опытными архитекторами, в «багаже» которых насчитывался не один десяток проектов. Но проектирование площади такого размера и по очень жестким условиям им оказалось не под силу. И они обратились к известному бразильскому архитектору Оскару Немейеру. Немейер в это время жил и работал в Хайфе, где по приглашению мэра города Аббы Хуши проектировал кампус университета.

Оскар Нимейер очень симпатизировал Израилю. Будучи коммунистом (и даже позже генеральным секретарем коммунистической партии Бразилии) Немейер, однако, понимал, что социализм, а, тем более, коммунизм, не может развиваться без поддержки богатых капиталистов. Вот и в Израиль он прибыл по приглашению своего друга, еврейского капиталиста Икутиеля Федермана, который, в свою очередь, и познакомил его с Аббой Хуши. 

Двадцать семей приобрели не двадцать участков, а 54. Поэтому, когда встал вопрос о планировании и подготовке к строительству, эти семьи договориться не смогли. И все планы были выброшены под хвост тем многочисленным собакам, которые с удовольствием пользовались эти огромным пустырем.

Пока Немейер работал над проектом хайфского университета, к нему приезжали многие израильские архитекторы. Так он познакомился с Эльханани, а потом и с Лутаном. И когда ему предложили построить площадь огромного размера, он увидел в этом рождение нового стиля – израильского соцреализма. В маленькой восточной стране восходила заря «большого северного брата».

В октябре 1964-го года был опубликован окончательный вариант под названием «Тохнит биньян ха-ир 600».

Но работы начались лишь десять лет спустя, в 1974-м году. А в течение этого десятилетия пустырь в центре площади использовался как площадка для… передвижных цирков, приезжавших в Израиль на гастроли.

Именно в это время и появляется название площади – площадь Государства.  Городская легенда повествует, что в одной из радиопередач писатель Эфраим Кишон, никогда не скрывавший свою нелюбовь к Немейеру и его тель-авивскому творению, сказал: «Эта площадь – как вся наша страна. Полгода – цирк, полгода – грязь, и создано это коммунистом!» Отсюда и пошло название площади, которое полюбилось горожанам и «Чич» (мэр Тель-Авива Шломо Лаат) узаконил это название.

Сегодня только редкие старожилы помнят историю названия этой площади, самой дорогой площади города.

И да, я же обещал рассказать, откуда появились деньги? Армия!  Где-то там проходила секретная линия связи Армии Израиля. Именно из-за нее все эти годы в центре площади боялись даже деревья сажать.  Но и это тоже в прошлом, линии перенесена и проект строительства 3-х 40-этажных жилых домов был подписан в декабре 2018-го года. 

Так что мы еще увидим новую «Медину».

площадь страны — середина 70-х


70-е

первые дома


Оскар Немейер


проект площади