Сказки нашего городка

Возле нашего городка объявился серый волк. Ходит кругами, рычит да норовит укусить. То там кролика загрызет, то тут овечку. А в большом лесу он прочему зверью объясняет, что мол все овечки и все кролики — его собственность. Лет мильен назад проходил по лесу леший и волку всех домашних животных в собственность отдал.
А градоначальник наш все твердит — да не страшен нам этот волк. Подумаешь — кролик или овечка. Вот если волк осмелится на барана напасть — ух, вот тогда мы ему покажем. А пока — давайте вообще в лес ходить не будем, пусть волк там живет.
А волк от безнаказанности своей жиреет и смелеет!  И однажды настлько осмелел, что напал на барана. Напал и убил (и съел конечно).
И возмутились горожане, и к градоначальнику пошли..  И стали требовать, чтобы послал градоначальник охотников — волка истребить.
А градоначальник наш все твердит — да не страшен нам этот волк. Подумаешь — баран, кролик или овечка. Вот если волк осмелится на корову напасть — ух, вот тогда мы ему покажем.
Прошло еще немного времени.  Волк обнаглел и на корову напал. Убил, конечно, ну не доить же ему ее.
А градоначальник снова говорит, что надо потерпеть. Хотя охотников в лес послал. Они до опушки дошли, в барабаны побарабанили, в трубы подудели, комаров попугали и назад в город вернулись.
И снова градоначальник говорит, что ничего страшного. Вот если волк на коня нападет — вот тут ему и конец….
И вчера волк напал на коня.  Да и на градоначальника зубами клацнул.
Неужели опять пошлют охотников в барабаны дудеть и в трубы барабанить? Может все таки волка "в сортире замочить"? как другие градоначальники делают?

«Забота» о ближнем!

1967-й год, "Шестидневная война". Корреспондент "Гардиан" Дэйвид Лейч передает из Тель-Авива.
"… мне только что позвонила портье гостиницы "Хилтон" в которой я проживаю и сообщила, что всех гостей с верхних этажей переселяют на нижние. Она говорит, что эта просьба никак не связана с угрозой бомбардировки египетскими ВВС, которые находятся в нескольких минутах полета отсюда. 
"… мы вынуждены принимать особые меры предосторожности из-за плохой подготовки египетских пилотов — вдруг кто-то из них собъется с курса и врежется в высотное здание?""
 

Алия (Подъем)

Беер-шевская улица Репатриации (Алия) уже давно не является улицей репатриантов. Тут живут те, кого принято называть “соль земли”, средний класс. Тут нет шикарных вилл, на парковках возле жилых домов стоят Фиаты и Мазды, а не Мерседесы и Вольво. Не очень богатый, но и не самый бедный городской квартал.

Read the rest of this entry »

Originally published at Записки на салфетках. You can comment here or there.

Были…

 

Я не знаю, какими они были – семья Фогель.  Может они не любили кошек, а может – не любили русских репатриантов. А может они прекрасно говорили на русском, а дома у них жило пять кошек. Может быть Эхуд Фогель сидел когда-то со мной рядом в автобусе по дороге на работу? Может быть Рут стояла в очереди в кассу супермаркета рядом с моей женой?

Я не знаю этого. Я знаю лишь, что больше никогда Эхуд  не сядет в автобус, Рут не зайдет в супермаркет, Йоав так и не встанет перед всей синагогой на своей бар-мицве, а Эльад не погладит кошку, даже если она у него была…   Для этой семьи теперь все – в прошедшем времени.

Они ни в чем не были виноваты. Единственная их вина в том, что они – евреи. И я тоже чувствую себя виноватым – ведь и я еврей. А еще я чувствую себя виноватым, потому. что ничего не смог сделать. У меня не так много возможностей. Пожалуй, единственное, что я могу сделать – это рассказать… Рассказать тем, кто еще не знает. Рассказать, что Бабий Яр и Освенцим не закончились в 1945-м.  Они продолжаются. Продолжаются в еврейском государстве, на еврейской земле. Продолжаются, потому, что все еще убивают евреев только за то, что они евреи….

Originally published at Записки на салфетках. Please leave any comments there.

Вопросы без ответов…

Большое спасибо всем, кто поддерживал меня и откликнулся на предыдущий пост. Меня большую часть времени не было дома и я не успел ответить всем, но обязательно отвечу.
Мейталь чувствует себя лучше….  пришла в себя, говорит, пытается шутить. Сокрушается по поводу прически — у нее были красивые длинные волосы…. Мейталь только сейчас начинает вспоминать и понимать, что случилось.
А я продолжаю разговаривать с сыном. И он продолжает задавать мне вопросы. А мне стыдно, ужасно стыдно, потому, что я не могу ответить на его вопросы.
Он спрашивает, почему на еврейском кладбище на Масличной горе есть постоянная вооруженная охрана. И почему ее нет у въезда в Силуан. Неужели мертвые дороже живых?  Он спрашивает, почему надо охранять еврейское кладбище в центре Иерусалима, и никому не приходит в голову охранять арабское кладбище в центре Тель-Авива (есть и такое)? Он задает еще много вопросов.
Он не боится… Он отслужил в израильской армии и прошел войну. Служил не в штабе. Он удивляется….
Иерусалим мы уже потеряли…  Иерусалим уже не израильский город, чтобы вы мне не говорили.  Пока не поздно — может что-то надо изменить? Иначе мы потеряем и Кфар-Сабу, и Беер-Шеву… И весь Израиль сожмется до размеров Тель-Авива.   Я очень люблю Тель-Авив, но я люблю его как часть Израиля.
Что-то нужно делать….   Это не правильно!  До сих пор. слушая новости о террактах, каюсь, я был от этого далек…  Теперь это пришло ко мне.  Но ведь это не метод, это не выход?  Есть же у нас правительство???
Или, все-таки, нет???
Вопросы! Без ответов!!!!

GPS не виноват! Я знаю, кто виноват.

Пятница…   Замечательная сегодня погода. Самое правильное время для прогулок и путешествий. Вот и мой старший сын с приятельницей отправились погулять в столицу нашей страны. В какой-то момент в центре города они включили GPS и дальше уже ехали согласно его указаниям. Ехали в сторону Сионских ворот. А умный прибор не знаком с политической обстановкой. Его интересуют только цифры.  И неожиданно перед машиной моего сына возникла толпа арабов. Человек двадцать. С камнями.   И они вовсе не собирались из этих камней строить. Они эти камни стали метать в совершенно безоружных молодых людей, которые вовсе не желали им ничего плохого.

Я горд своим сыном.  Он не растерялся, не запаниковал, а постарался вывести машину из под обстрела. это было не просто, потому что эти звери пытались машину окружить. И все время он отчаянно сигналил, пытаясь привлечь чье-то внимание. Ведь это было в нескольких сотнях метров от оживленной улицы. И им повезло – проезжающие мимо пограничники увидели их и вмешались. Зверь сбежало. их никто не пытался преследовать.

Читать далее

За что?

Мы забываем об этом, но в стране продолжается война. И она собирает свою кровавую дань. Погибли Ицхак и Наташа Имас. Милые улыбчивые люди, которых я знал лично. Ушли, оставив маленьких детей. Погибли только потому, что хотели жить В Израиле.
Когда то в полушутливом разговоре я спросил Ицхака — почему они решили жить именно там? Как истиный еврей Ицхак ответил вопросом:» А почему ты делаешь свои прогулки по Тель-Авиву?»
— Потому, что я люблю этот город- ответил ему я.
— А я люблю эту страну!!! — тихо сказал мне тогда он.
Вечная им память!

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Тайны Второй Мировой- окончательное решение еврейского вопроса.

Когда же возник “еврейский вопрос”?  Да наверное тогда же, когда и евреи. Просто сегодня, в начале 21-го века все еще принято вешать собак на фашистов, нацистов, немцев и тд. А если копнуть глубже и поговорить о том, о чем говорить…  не принято?

28 марта 1928 года Президиум ЦИК СССР принял постановление «О закреплении за Комитетом по земельному устройству еврейских трудящихся для нужд сплошного заселения трудящимися евреями свободных земель в приамурской полосе Дальневосточного края». 20 августа 1930 ЦИК РСФСР принял постановление «Об образовании в составе Дальневосточного края Биро-Биджанского национального района».

Читать далее

Тайны Второй Мировой….

Сразу хочу оговориться – никаких сенсаций я тут не собираюсь “вскрывать”.  Просто хочу сопоставить некоторые факты, о которых многие знают, но очень мало кто говорит. “Не принято” – так обычно отзываются люди на эти факты. Но, тем не менее, это часть истории, в том числе и нашей с вами.

За два дня до нападения Германии на Польшу, немецкий генеральный военный атташе Кестринг обратился к советскому правительству со странной просьбой.

Читать далее

Площадь четырех базаров — продолжение

Прошло несколько недель с той встречи, когда капитан Кольцов, поймав меня на выходе из палатки-столовой, спросил:
— Ты спать?
— Ну, если ничего не случится, то да, — ответил я, — я свое «отработал» ночью. Читать далее