Блюз на идиш — пятая часть, давайте возрадуемся!

В 1982-м отслужив в рядах доблестной Советской Армии, я вернулся домой в звании гвардии старшего сержанта запаса. Живой и даже почти здоровый. Я поступил в институт, работал, женился… короче — как все. Как все я верил в светлое будущее коммунизма, исправно платил комсомольские взносы, даже был комсоргом на заводе.
Читать далее

Блюз на идиш — продолжение. Часть четвертая — скоро восемь?

Пожалуй, ни одна песня на идиш не имеет столько версий о своем происхождении, как знаменитая "7:40". Этим цифрам приписывали самые магические объяснения. Среди версий было и время прибытия(отбытия) поезда Одесса — Киев, и время ухода на перерыв ресторанного ансамбля и даже..  гематрия*. Одно оставалось неизменным — песня была связанна с Одессой.

Читать далее

Блюз на идиш — часть третья, или кто красивее всех в Кейптаунском порту.

 

Есть у меня приятель, такой же IT-шник, как и я, который обажает бардовскую песню. Сам он петь стесняется, говорит, что близких жалеет:) Как то раз сидел он у меня в гостях и за бокалом пива мы обсуждали какую-то проблему Windows Server-а. Фоном играла музыка, Иосиф Кобзон пел "Ба мир бисту шейн" — одну из тех песен, которую я много раз слышал в коллекции моего отца (подробнее — в предыдущих частях). Вдруг товарищ мой встрепенулся, отодвинул бокал и начал вслушиваться.

Читать далее

Блюз на идиш – часть вторая: Сестры Берри

 

 

        Песни из репертуара сестер Берри вошли в золотой фонд еврейской песни. Но далеко не все они были народными. Когда я задумал этот небольшой рассказ, я и не предполагал, что это может быть чем-то вроде "антологии еврейской песни". Такой труд мне не под силу, тут нужен профессионал. Но я попробую рассказать о нескольких самых известных песнях и мелодиях, именно о тех, которые ошибочно считаются народными.

Читать далее

Блюз на идиш…

 

        Это было давно. Лет 40 назад (это я такой… древний???). Иногда, вечерами, папа доставал со шкафа странный голубой чемодан. Мне строго-настрого запрещалось к нему прикасаться, к этому чемодану, конечно. А папа начинал колдовство. Он открывал крышку чемодана, распутывал какие-то провода, щелкал кнопками и переключателями, и вдруг, загорался зеленый глаз, и из внутренностей чемодана издавалось рычание, шипение… и музыка. Лента перекручивалась с катушки на катушку, а из чемодана неслись женские голоса, которые пели про бублики, про папиросы, про балалайку.

Читать далее