Один день в ноябре!

Через несколько часов государство Израиль начнет праздновать очередную, 72-ю годовщину своей Независимости!
В эти дни публикуется много рассказов о том, как это происходило!
Но мне хочется рассказать об одном не менее важном событии, которое произошло за полгода до объявления Независимости Израиля.
В ноябре 1947-го года.
В тот ноябрьский день, два джентльмена, разделенные тысячами километров, в одно и тоже время совершали совершенно одинаковые действия, даже не подозревая об этом. Каждый из них стоял у зеркала, в сотый раз придирчиво оглядывая свой костюм, в сотый поправляя туго затянутый галстук, вытягивая из плотной петли еще миллиметр-два.  И снова и снова придирчивый взгляд медленно изучал отражение в зеркале, начиная с отполированных туфель, в которые можно было смотреться как и в большое зеркало, и заканчивая треугольничком  платка, выглядывающего из нагрудного кармана пиджака.
Они не были знакомы лично, но знали о существовании друг друга. И несмотря на тысячи километров, которые их разделяли в эту минуту, объединяло их волнение, предшествующее одному и тому же событию. Так что, вполне можно было сказать, что это ожидаемое волнующее событие и объединяло их.
Один из них находился в деревне Лейк Саксес на острове Лонг Айленд, второй – на берегу Мертвого Моря. Первый – бывший Министр Иностранных Дел Бразилии Освальдо Аранья, представляющий эту страну в ООН. Второй – Давид Бен-Гурион, председатель Еврейского агентства Эрец Исраэль.


Освальдо Аранья
В этот день, 29-го ноября 1947-го года была назначена очередная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, на которой планировалось голосование по 181-й резолюции. Резолюции о создании на Ближнем Востоке двух новых государств – еврейского и арабского. На Лонг Айленде моросил дождь. Промозглый осенний ветер дул с океанского побережья, заставляя вибрировать окна старого здания компании «Сперри Джайроскоп», в котором временно расположился головной офис Организации Объединенных Наций. Освальдо Аранья еще раз оглядел себя в зеркало, и, выглянув в окно своего кабинета на втором этаже тающий в тумане Нью-Йорк, отправился в «большой зал». Сегодня была очередь Бразилии и сегодняшнюю сессию должен был вести именно он.
Выйдя в зал, Освальдо переговорил с техниками по звуку, убедившись, что аппаратура исправна и разрешил офицеру безопасности пропустить в зал прессу. Через полчаса зал заполнился людьми. Освальдо Аранья встал из-за стола председателя и слегка кашлянул в микрофон. Зал откликнулся многократно усиленным эхо. Сотрудник Ассамблеи поставил перед ним небольшую корзинку в которой лежало 56 отпечатанных листков. В течении ближайших минут 56 государств – членов ООН, должны были решить судьбу еврейского и арабского государств.
«…революция, о необходимости которой все время говорили большевики, свершилась» * Нет, свою речь Андрей Громыко начал иными словами, но смысл они несли примерно тот же. Речь была короткой, потому что должны были выступить еще и представители Великобритании и США. И вот Освальдо Арания  пододвинул поближе корзинку с 56-ю листками.
«Афганистан? – Нет!….»
Тридцать три государства проголосовали «за», тринадцать – «против» и десять воздержались. Сначала голосование проходило спокойно, но на двадцать второй минуте, когда представитель Франции проголосовал «за», зал взорвался аплодисментами.  На этой минуте не выдержал и Моше Шарет, который в качестве почетного гостя сидел прямо за столом выступающих, и по его щеке прокатилась слеза.
Но мы забыли о втором джентльмене…   В это же самое время в своей комнате в гостинице «Калия» на берегу Мертвого моря Давид Бен-Гурион нервно ходил из угла в угол, слушая радио.

Давид Бен-Гурион

«Гватемала? – Да!»  Четыре шага до окна, поворот…
«Великобритания? – «Воздерживается!» Четыре шага до кровати, поворот…
Когда окончилось голосование, Бен-Гурион открыл дверь в коридор. Там стояла полная тишина.  «Не может быть?» — думал он. Не может быть, чтобы никому не было интересно будущее еврейского государства. И вдруг с первого этажа послышался громкий смех и зазвучала музыка.  Будущий премьер спустился в зал ресторана и с восторгом увидел множество людей, танцующих от радости.  В этот день запасы спиртного гостиницы «Калия» были существенно опустошены.


гостиница «Калия»

Но ведь была причина – большинством с перевесом в двадцать голосов, мировое сообщество решило: «Еврейскому государству – быть!»
Впереди еще было 14-е мая, впереди еще была тяжелейшая война за независимость, война за существование, потом еще война и еще… Но в тот ноябрьский день началась новая эра – эра государства евреев, государства Израиль. И у истоков этой эры стояли два джентльмена – Давид Бен-Гурион и Освальдо Аранья.

* Из выступления В. И. Ленина на заседании Петроградского совета 25 октября 1917-го года

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s