одна мартовская история

0 Comments

 

 

23-го февраля 1975-го года в ливанский рыбацкий порт Сарафенд (Al-Zeereh) вошло небольшое торговое судно из Египта «Фахри аль-Дин».  Кораблик этот привез в Ливан груз египетских барабуний, мелких рыбок, называемых иногда султанкой, иногда барабулькой. Не секрет, что самые вкусные барабунии водятся как раз в Красном море.  Но рассказ мой не о рыбках. Я вообще рыбу не люблю.

Al-Zeereh

Сарафенд

Египетский корабль, названный в честь шестого муджидда Фахруддина Абу Абдуллаха Мухаммада ибн Умара ар-Рази был совсем небольшим – около 20 метров в длину, тихоходным и очень старым. Но, как и тому, в честь кого он был назван, ему предстояло стать «обновителем». (муджидд – реформатор, обновитель, арабский).  Именно из-за своих размером и тихоходности он заранее был «присмотрен» боевиками ООП (Организации Освобождения Палестины) для проведения дерзкой операции по нападению на самый большой мегаполис Израиля – Тель-Авив. Операция эта была задумана давно, более двух лет назад, как месть за убитых в 1973-м году в Бейруте израильской армией трех лидеров ООП. Те, кто планировал эту операцию, даже назвали ее в честь одного из убитых – Юсуфа Абу Наджара.

корабль «Фахри аль-Дин»

Люди для проведения операции выбирались очень тщательно. Отряд должен был состоять из 10 человек, половина которых должна была быть из Газы, а половина – с Западного берега. В отряд входили молодые палестинцы – самому старшему было 26, самому молодому – 19, которых готовили офицеры спецназа Сирии и Ливана. Разработку операции и создание отряда взял на себя   Абу Джихад (Халиль Ибрагим Мухаммад аль-Вазир) командир военного крыла ООП, один из заместителей Ясера Арафата.

Ясер Арафат и президент Нассер. Между ними — Абу Джихад

В конце концов, в процессе подготовки в отряд вошло только 8 человек. Отряд разделили на два звена, одним командовал выходец из Газы Хадер Мухаммед, вторым — уроженец Рамаллы Ахмед Хамид. Практически все из них уже имели «неприятности» с законом, четверо учувствовали в вылазках на территорию Израиля. Ни один не имел даже среднего образования, а трое вообще никогда не учились в школе.

С капитаном египетского корабля договорились заранее. За небольшую сумму он готов был взять на борт две надувные моторные лодки и террористов с оружием, а также пройти максимально близко от морской границы Израиля. И днем 3-го марта «Фахри аль-Дин» двинулся на юг. Около 6 вечера следующего дня, 4-го марта, корабль проходил вдоль тель-авивского берега, находясь от него на удалении 60-ти миль, на достаточно безопасном расстоянии, чтобы не вызвать подозрения израильских морских пограничников. Именно тут было решено высадить боевиков. Но тут обнаружилось, что мотор одной из двух лодок неисправен. Хотя, не исключено, что они просто не смогли его завести. И тогда боевики приняли решение – высадиться на тель-авивиский берег на одной лодке!

8 человек, вооруженные советскими автоматами АК-47 (автомат Калашникова), пистолетами, ручными гранатами, погрузили на лодку ящик тротила и отправились в путь. Перегруженная лодка двигалась намного медленнее рассчитанного времени, но, к сожалению, боевикам повезло, и они не перевернулись и не утонули. К берегу они пристали около 11 часов ночи 4-го марта, пройдя последние несколько сот метров на веслах, при выключенном двигателе, чтобы не привлекать внимания. Ориентиром служила ярко освещенная набережная Тель-Авива.

лодка террористов

А город ничего не подозревал. Март 1975-го года выдался необычайно теплым. Сотни людей гуляли по вечерней набережной, некоторые даже купались – настолько было тепло. Город не был готов к трагедии. Люди не были готовы к трагедии. Люди никогда не готовы к трагедии…

Никто из восьмерых террористов никогда не был в Тель-Авиве. Ни один из них не владел никакими языками, кроме арабского. На что они надеялись – абсолютно непонятно, тем более что даже пути отхода при разработке операции не предусматривались.  Всю операцию они изучали по нескольким фотографиям и картам.

По плану операции, боевики должны были высадиться севернее мечети «Хасан Бек», возле молодежного клуба «Маньшия», который находился недалеко от того места, где сейчас стоит гостиница «Роял Бич». Почему именно там? Скорее всего, потому, что мечеть – единственно здание, которое террористы могла опознать наверняка, кроме того – она светится зеленым светом, который виден издалека.  Но течение, перегруженность лодки и отсутствие морских навыков, привело к тому, что они высадились намного севернее – примерно в районе улицы Геула. Встав на твердую землю, боевики ООП стали стрелять из автоматов во все стороны, и, кидая ручные гранаты, продвигались в сторону кинотеатра «Синема 1». Рекламные огни кинотеатра привлекли внимание террористов еще с моря. Но в кинотеатре уже начался последний сеанс, поэтому внешние двери оказались закрытыми. Террористы попытались прострелить дверь, но безрезультатно. Дверь оказалась надежной и это спасло жизни сотен людей, находящихся внутри кинотеатра.

Окончательно потеряв ориентацию в городе, террористы просто двинулись вдоль улицы Геула, захватывая заложников и стреляя во все стороны. В нескольких метрах от набережной на улице Геула стоит гостиница «Савой». Именно туда и вбежали террористы, подгоняя криками и выстрелами своих заложников. И тут операция перешла в другую стадию.

Перед боевиками ООП была поставлена сложная задача.  Они должны были захватить как можно больше заложников и объявить Израилю ультиматум! В условиях это ультиматума было следующее:

— освобождение заключенных ООПовцев (данные по списку заключенных разнятся от 10 до 20 человек), среди которых были как и известные террористы, так и, например, православный священник, арестованный за контрабанду оружия, и двое палестинцев, осуществлявших незаконные финансовые операции для ООП;

— предоставление автобусов до аэропорта;

— возможность посадки частного самолета, на котором террористы, освобожденные заключенные и заложники смогу улететь в Дамаск.

Если же «сионисты» откажутся выполнить условия ультиматума, то через 4 часа боевики должны были покончить с собой, убив всех заложников.

В случае, если кто-то из террористов попадет в плен живым (зная способности израильских спецслужб, такая возможность предусматривалась) боевики должны были рассказать, что прибыли из Египта и что готовили их египтяне. Почему? Я еще расскажу об этом!

Итак, я остановился на том, что отряд боевиков ворвался в лобби гостиницы «Савой»…

Савой (Савоя) – это исторический регион на юго-востоке Франции, у самого подножия Альп. Уже десятки лет там находятся многочисленные курорты, горнолыжные комплексы и минеральные источники. Люди приезжают туда на отдых, на лечение.

Для постояльцев тель-авивского «Савой» отдых и лечение потребовалось после пребывания в этой гостинице.

Когда первые двое боевиков вбежали в гостиницу, дорогу им преградили двое сотрудников. Они тут же были убиты на месте, и вместе с ними погиб один из гостей, по трагичному стечению обстоятельств оказавшийся в лобби. Еще трое из постояльцев гостиницы успели выбежать на улицу, но затем боевики, захватывая все новых и новых заложников из числа персонала и постояльцев, поднялись на третий этаж и забаррикадировались в одной из больших комнат.

Часть боевиков попыталась продолжить свой смертельный рейд, но к этому моменту к гостинице подбежал рядовой израильской армии Моше Дойчман и в одиночку принял бой. Он помог двум спрятавшимся постояльцам гостиницы убежать на безопасное расстояние, и своим огнем «загнал» террористов назад в гостиницу. Не зная, что им противостоит всего один солдат, террористы решили, что здание окружил израильский спецназ, и начали минировать комнату, в которой они вместе с заложниками спрятались.

В это же время между террористами возник спор – с какого момента отсчитывать 4 часа, после которых они должны были покончить собой? И как передать сионистам ультиматум, если ни один из них не говорил ни на иврите, ни на английском? 4 часа с момента выгрузки в лодку?  Или с момента высадки на берег? Или с момента захвата гостиницы?  В конце концов они решили, что….  подождут 10 часов с момента передачи ультиматума. Хоть они и готовы были к смерти, но, явно не торопились с этим.

Оставалось решить вопрос с ультиматумом.  Оказалось, что они даже не подумали написать его заранее. Ни на одном языке. Значит, нужно было найти кого-то, кто бы владел арабским. Но ни Моше Дойчман, к этому времени уже раненый, но не ушедший с поля боя, ни подоспевшие полицейские, арабского языка не знали.

На помощь пришла одна из заложниц – Кохава Леви, свободно владевшая арабским языком и захваченная еще на набережной. Молодая женщина сумела расположить к себе террористов, и они позволили ей не только выйти к полицейским с требованиями боевиков, но и вынести раненого в ногу немецкого туриста. В номере оставалось еще 11 заложников. Еще восемь человек прятались в различных укромных уголках гостиницы.

Кохава Леви и солдаты АОИ

Конечно, Кохава могла остаться на улице и не возвращаться в гостиницу. Но она посчитала своим человеческим долгом вернуться и постараться спасти заложников. (позже многократно муссировалась версия, что Кохава была… представительницей древнейшей профессии, именно этим некоторые объясняли и знание языков, и некое понимание психологии и тд. Никаких подтверждений этой версии я так и не нашел).

Обладая природной наблюдательностью, Кохава детально описала подоспевшему спецназу Генерального Штаба (самый высококвалифицированный отряд специального назначения израильской армии) террористов, их вооружение и месторасположение.

К 4-м часам утра 5-го марта, террористы, видимо, поняли, что израильтяне не собираются выполнять ультиматум. И они полностью заминировали имевшимся в их распоряжении тротилом комнату, в которой забаррикадировались, и подходы к ней. Кохаве было позволено последний раз выйти к солдатам и она, как смогла, рассказала спецназу, где расположены заряды взрывчатки.

В 4:20 утра начался штурм гостиницы. Бой длился всего минут 10.

Часть зарядов спецназ смог обезвредить, но, видя безвыходность ситуации, как только солдаты ворвались в комнату, террористы ее взорвали вместе с собой. При взрыве погибли семеро из восьми боевиков, пятеро из 10 оставшихся заложников, и двое израильских солдат, одним из которых был бывший командир спецназа Генштаба (Сайерет Маткаль) – Узи Яири, добровольно принявший участие в операции и первым ворвавшийся в комнату террористов.

гостиница после взрыва

Чуть позже, на днем того же дня, в больнице «Хадасса»,  от полученных ран скончался Моше Дойчман, первым принявший бой.

Пятеро заложников были освобождены. Среди погибших были граждане Франции, Германии, Эфиопии и Щвейцарии. Восьмой боевик – Муса Гума, был обнаружен живым среди обломков гостиницы и задержан.

Корабль с «названием гордым» был задержан израильскими пограничниками. На борту был задержан один из высокопоставленных функционеров ООП, допросив которого, сотрудники израильской разведки получили ответы на ряд вопросов – почему был выбран египетский корабль, почему террористам приказали говорить, что они прибыли из Египта и почему нападение было назначено именно на этот день.

Дело в том, что именно 5-го марта 1975-го года в Израиль должен был прибыть с визитом Генри Киссенджер, для участия в переговорах о мире между Израилем и Египтом в качестве посредника. Визит Киссенджера состоялся и мир был подписан через несколько лет.

Гостиница «Савой» была разобрана и отстроена заново….

Моше Дойчман посмертно был награжден медалью «За отличие»

Израиль сделал выводы… Грустные и болезненные..

гостиница сегодня

 

 

 

 

 

Метки: ,

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Свежие записи

Метки

100 лет Тель-Авиву Queen Акива Вайс Александр Вертинский Александр Леви Александр Пенн Америка Американская колония в Яффо Аполлония Афганистан Ахузат Байт Баухауз Блюз на идиш Борис Брестовицкий Венеция Византийская империя ЖЖизнь Зина Дизенгоф Иегуда Магидович Иерусалим Израиль Италия Кладбище на улице Трумпельдор Кфар-Сава Маньшия Меир Дизенгоф Наполеон Неве-Цедек О как! Палестина Рим Россия Сарона Сегодня много лет назад Сердце города Тель-Авив Тиш Улицы Тель-Авива Флорентин Фредди Меркури Яффо авиация американская колония в Яффо арабы армия архитектура афоризм базар за базар барон Ротшильд без галстука бульвар Ротшильд вино внутренние органы война вопросы-ответы воспоминания очевидцев вспомним молодость вы против кого дружите гид в Тель-Авиве гимназия Герцелия глюки гостиница Палатин грустно двухколесное деньги дети диалоги дни открытых домов в Тель-Авиве друзья дядя Миша евреи женщины жизнь прекрасна загадка записки на салфетках засветился зеленая тумба злачные места иврит история история Израиля история Тель-Авива кама зман ата бе арец кафе "Касит" кино книги компьютерное корабль "Руслан" кофе кошки курительные трубки кушать подано легенды Тель-Авива лекции по понедельникам любимцы города любовь мединат Тель-Авив мемуары метрай мужчины музыка на правах рекламы наша раша неизвестная история нелегалы памятники Тель-Авива пароходы первые цветные фотографии Тель-Авива петросянщина пиво площадь Альберта площадь Дизенгоф площадь Медина порт последний рельс поэты правило виноделов праздник прогулка в сердце города прогулки по Тель-Авиву путешествия работа разbeerтуализация разам размышления размышлизм разочарование разрушая мифы рак бе Исраель русские израильтяне рынок Левински скребущие небеса смешно и грустно смотри и слушай старое тель-авивское кладбище старые фотографии Израиля старые фотографии Тель-Авива тель-авивские байки тель-авивские истории тель-авивские кинотеатры тельавивости тельавивости тенденции тенденция традиция трубки курительные туризм улица Алленби улица Бялик улица Герцель улица Герцль улица Дизенгоф улица Лилиенблюм улица Нахалат Беньямин улица Нахалат Биньямин фантазия фильм о Тель-Авиве фотографии фотографии Израиля фотографии Тель-Авива читая газеты что в имени твоем чудеса Израиля чудеса улицы Алленби шутка юмора шутка юмора экскурсии экскурсии Бориса Брестовицкого экскурсии в Тель-Авиве экскурсии в Яффо экскурсии по Тель-Авиву экскурсия экскурсовод по Тель-Авиву я - это я

Please follow & like us :)

Архивы

Рубрики

Подписаться на нас

Страницы