Хочешь питу из Яффо?

Часть 1

Мой любимый город Тель-Авив… Веселый, бурлящий, жизнерадостный. Но Тель-Авив не всегда был таким.  До провозглашения государства Израиль, жизнь жителей этого «неспящего» города была больше похожа на современный образ жизни жителей некоторых еврейских поселений Иудеи и Самарии. Трудно поверить, но в период с ноября 1947-го по конец 1948-го даже элементарная поездка из Тель-Авива в Холон на пассажирском автобусе была достаточно опасным предприятием. Такие автобусы часто сопровождались эскортом бронированных автомобилей. В основном нападения на евреев осуществлялись арабскими жителями Яффо. 
Яффо. Это сегодня Яффо – часть Тель-Авива. «Тель-Авив минус Яффо» шутят старожилы города, имея в виду официальное название города — Тель-Авив – Яффо. Но так было не всегда.  По плану ООН от 29-го ноября 1947-го года о создании двух государств – еврейского и арабского – Яффо должен был стать арабским городом в черте еврейского государства. Ну а как же иначе, если в 1947-м году в городе проживало 85 тысяч арабов и около 10 тысяч евреев и христиан неарабского происхождения – армян, греков, русских и тд.
Большая часть из 85-ти тысяч поддерживали нормальные отношения с евреями. Но были и те, кто воспринял решение ООН, как объявление войны. И не прошло и 24-х часов с момента объявления ООН, как в Яффо были сформированы снайперские отряды.  Той же ночью, с 29 на 30 ноября, они заняли крыши верхние этажи всех высоких зданий Яффо и близлежащего поселения Маньшия. И начиная со следующего утра 30-го ноября, жизнь в Тель-Авиве изменилась. Кроме протяжных криков муэдзина, по утрам из Яффо теперь доносились выстрелы снайперов.  Каждое утро Тель-Авив замирал, жители города, встречаясь, спрашивали друг друга: “Ну? А как сегодня?»
1100 человека были ранены или убиты арабскими стрелками всего за пять месяцев.  И это не могло не беспокоить ни гражданских, ни военных.  Командование еврейских военных отрядов (Армия Обороны Израиля пока существует только в планах) не раз планировало легитимный ответ, но шли бои по всей стране, перед бойцами ставили более важные задачи – надо было выжить.
«Национальная военная организация» (далее в тексте – ЭЦЕЛЬ, Иргун Цваи Леуми) возглавляемая Менахемом Бегиным приняла решение – выбить из Яффо арабов! Может не всех, может только снайперов, но ответная реакция должна была последовать.
Однако, принять решение и выполнить, это совсем не одно и то же. Для выполнения такой задачи нужны были люди, оружие, боеприпасы, информация, условия и еще много всего. В тонкости военного дела вдаваться нет смысла.
Люди были. Их было мало, но они были преданны, были тверды и целеустремлены. А вот оружия не хватало.  Иногда бойцы ЭЦЕЛЬ выходили на задание с одной винтовкой на троих, в которой было всего пару патронов.  И нехватка оружия была серьезной проблемой.
Именно по этой причине ЭЦЕЛЬ перед планируемой атакой на Яффо предпринял две операции, целью которых было… выкрасть оружие у британцев. Что поделаешь, оружие в магазинах не продавалось.
6-го апреля 1948-го года несколько бойцов ЭЦЕЛЬ, в совершенстве владевших английским языком и переодетые в английскую военную форму въехали на двух бронированных машинах на британскую военную базу, расположенную возле Пардес-Ханы (сегодня это лагерь 80 – махане 80). Броневики они угнали тем же утром из ремонтной мастерской в Хайфе. Они спокойно подъехали к задним воротам одного из оружейных складов, и, сломав замки ворот, начали загружать в машины оружие. Они успели загрузить 62 винтовки, 21 пулемет «Брен», 39 автоматов (пистолет-пулемет), противотанковые минометы «Пиат», и довольно большое количество боеприпасов к этому оружию. Бойцы даже успели загрузить одну запасную гусеницу для бронемашины. Конечно же такая «операция» при свете дня не могла пройти незамеченной.  Когда британский патруль их обнаружил, завязалась перестрелка. К патрулю на помощь подоспели британские солдаты. Но место вторжения на склад было выбрано бойцами ЭЦЕЛЬ не случайно. Два близко расположенных друг к другу склада образовывали длинный и узкий коридор, который хорошо простреливался подпольщиками.  В результате перестрелки было убито семь британских солдат, и один офицер в чине подполковника и только один боец ЭЦЕЛЬ был смертельно ранен. Все остальные подпольщики выбрались с базы на захваченных бронемашинах с оружием целыми и невредимыми. Но и этого было слишком мало для того, чтобы начать атаку на Яффо.
17-го апреля того же, 1948-го года, бойцы ЭЦЕЛЬ провели одну из самых смелых своих операций по захвату оружия.  Этой операции предшествовала длительная подготовительная работа по сбору информации и подготовке участников. И около полудня возле Шуни, в небольшой роще собрались 120 бойцов и 70 автомобилей под командованием «Гиди» — Амихая Паглина, готовых перевозить оружие и амуницию.  На 41-м километре железной дороги из Хайфы, под рельсы был заложен небольшой заряд. Когда поезд, перевозивший британское оружие, поравнялся с ним, раздался взрыв, которой повредил полотно железной дороге и вынудил состав остановиться.  Бойцы ЭЦЕЛЬ открыли предупреждающий огонь, призывая охранную роту, сопровождающую состав, сдаться и покинуть вагоны. Но британские солдаты оказались не робкого десятка и открыли ответный огонь. Когда число погибших бойцов с каждой стороны достигло 3-х (два британских солдата и сержант, и три бойца ЭЦЕЛЬ), Амихай Паглин пригрозил британцам, что взорвет состав со всем находящимся на нем оружием. И тогда командир охранной роты согласился на предложение «Гиди», и британцы покинули состав. Бойцы ЭЦЕЛЬ оказали раненным британцам необходимую медицинскую помощь и начали погрузку оружия в свои грузовики. Некоторые из участников этой операции потом вспоминали, что некоторые британские солдаты сами вызвались помочь в погрузке оружия, видимо для того, чтобы подпольщики побыстрее уехали. Больше в этой операции никто не пострадал, а запасы вооружения ЭЦЕЛЬ существенно пополнились. Главной целью этой атаки на поезд были мины для трехдюймовых минометов, которых было похищено более 6000 штук. Кроме того, было похищено большое количество патронов для винтовок и пулеметов и несколько десятков минометов. Все оружие и боеприпасы были спрятаны в подвалах винодельни в Зихрон Якове.
Вот теперь можно было начинать подготовку к атаке. 600 бойцов, прошедших специальную подготовку, собрали в лагере «Махане Дов» (лагерь, названный в честь героя Дова Грунера, казненного англичанами), который располагался в Рамат Гане, там, где сейчас находится квартал Кирьят Борохов.
В эти страшные дни апреля 1948-го года тель-авивский родильный дом доктора Ицхака Фройда, который находился в доме Шимона Мизрахи на улице Иегуда Ха-Леви 9 был эвакуирован.  Район улицы Иегуда Ха-Леви располагался слишком близко к Яффо и к Маньшии и подвергался постоянным обстрелам сто стороны арабских отрядов. И тогда начальник медслужбы ЭЦЕЛЬ Нафтали Френкель (подпольный псевдоним «Доктор») создает там настоящий госпиталь. Во дворе дежурило несколько машин скорой помощи, специально оборудованных для того, чтобы вывозить раненных прямо с поля боя.
24-го апреля 1948-го, на закате, на центральной площади лагеря «Дов» был устроен последний парад. 600 бойцов ЭЦЕЛЬ, вооруженные 180-ю винтовками, 400-ми автоматами «Стэн», 35-ю пулеметами были готовы к атаке. В их распоряжении было 4 бронемашины, 2 крупнокалиберных миномета и несколько ручных противотанковых ружей и минометов. 2000 ручных гранат были розданы только тем, кто уже имел боевой опыт.
Парад принимал Амихай Паглин «Гиди» и Менахем Бегин. Бегин и открыл парад своей речью:
«Бойцы Иргуна!
Мы выходим на захват Яффо. Мы выходим на бой, имеющий одно из самых решающих значений для свободы Израиля. Посмотрите — кто стоит перед вами. Запомните тех, кого вы видите за собой. Впереди нас ждет враг, жестокий и беспощадный. За нами – наши родители, братья, дети. Стреляйте метко, экономьте боеприпасы, не проявляйте жалости к врагу, как он не проявляет жалости к народу нашему. Проявляйте сострадание к женщинам. Если кто-то поднял руки, желая сдаться, спасти свою жизнь – он ваш пленный, не трогайте его. 
В бой вас ведет командир округа с большим боевым опытом. Запомните флаг над нами. Вперед! У нас только один путь
Речь была недолгой, других выступлений не было. Сразу после проверки вооружения, бойцы сели в автомобили, и колонна отправились в Тель-Авив. Уже в сумерках они прибыли к школе «Альянс» в Неве Цедеке (сегодня это центр Сюзан Делаль). Там по плану должен быть расположиться штаб атакующих. Из-за того, что телефонная связь еще не было готова, было решено отложить атаку на 9 утра следующего дня.
«…по плану мы должны были начать атаку ночью. Но затянувшийся военный совет на базе «Дов» изменил все планы. Когда бойцы прибыли к линии фронта, солнце уже опустилось, а еще нужно было провести инструктаж, проверить солдат и вооружение, расставить минометы и обеспечить связь.  Да, начинать надо было не с минометов, а с телефонов» — рассказывал о том, как проходил бой за Яффо Йоси (Йоске) Нахмияс, в 48-м году командир одной из рот «ЭЦЕЛЬ», а сегодня один из внештатных сотрудников музея «Бейт Гиди».
Йоске вспоминал: «Отряд связистов, которым командовали А. Вайцнер и А. Молчиновский, установил переносную телефонную станцию рядом со школой (школа Альянс) и прямо под носом у арабов, растянул сети телефонных линий. В их задачу входило также обеспечение связью отряды Иргуна, готовящиеся к атаке. К каждому такому отряду был придан связист, и Молчиновский сам проверил, что все друг друга понимают (далеко не все бойцы ЭЦЕЛЬ свободно говорили на иврит).
Утром подтянулись минометчики – Давид Брик (Чанки) и Цви Альтшуллер (Йоханан). Мы успели сварить кофе, пока Альтшуллер и Чанки рисовали что-то на карте.  Мочиновский подошел к нам, взял чью-то недопитую чашку, молча отхлебнул и сказал: «В 9!». Через пару минут Гиди вызвал к себе всех командиров рот и разъяснил задачу.»
Тут я бы хотел сделать «лирическое отступление».  У читателя уже должен был возникнуть разумный вопрос – а с кем собирались сражаться бойцы ЭЦЕЛЬ?
По решению ООН от 29-го ноября 1947-го года Яффо должен был оставаться арабским городом на территории создаваемого еврейского государства. Для поддержания порядка в городе по приказу британского командования с 1-го декабря 1947-го года по 30-е июня 1948-го было оставлено две роты пехотинцев 2-го батальона 3-го полка 1-й дивизии Ирландских Королевских Стрелков (RoyalIrishFusillers). Постоянным лагерем этого полка была британская военная база Тель Литвински, сегодня это база Тель Ха-Шомер. Этот батальон еще в марте выставил укрепленные заградительные посты возле депо яффской железнодорожной станции и от нее до самого моря между Яффо и Маньшией. К началу апреля, кроме упомянутых двух рот в Яффо находилась охранная рота штаба того же 3-го полка (это была неполная рота – около 20 человек). Всего британцы насчитывали чуть более 80 человек под командованием офицера в чине майора.  В его распоряжении было 6 бронемашин, вооруженных 2-х или 6ти дюймовыми противотанковыми пушками. Кроме ирландских стрелков в Яффо оставался небольшой гарнизон британской полиции – 4 офицера и 35 полицейских. Были еще и арабские полицейские из состава британской полиции, но их количество не известно, так как часть из бежала уже при первых выстрелах, а позже к ним присоединились арабские городские полицейские, из подразделений автоинспекции и службы порядка.  Все британские военные, за исключением патрулей, были сосредоточены в двух местах – в мастерских железнодорожной станции и в здании Отдела Особых Расследований британской полиции (C.I.D.) на улице Мустааким, сегодня это улица Эйлат 14.
В задачу этих подразделений британской армии и полиции входило сохранение мира и спокойствия в Яффо и на границе с Тель-Авивом. Но в течение нескольких месяцев, пока арабские снайперы вели обстрел Тель-Авива с крыш и минаретов Маньшии и Яффо, британцы практически не мешали им в этом. Поэтому вполне понятен гнев евреев, которые закономерно считали, что британцы на стороне арабов. И если у подразделений Хаганы и Пальмаха были некие директивы, ограничивающие применение «живого» огня против британцев, у ЭЦЕЛЬ таких ограничений не было. И накануне атаки на Яффо «Гиди» говорил, что, если в вас стреляют – стреляйте в ответ, только точнее.
Вот такой расклад вооруженных сил был в апреле 1948-го года в Яффо. (Документы из архива британской армии предоставлены профессором Йоавом Гельбером).

Амихай Паглин — Гиди

захваченное пулеметное гнездо

карта боевых действий

Продолжение-2
Продолжение-3

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s