Дизенгоф на улице Дизенгоф

Март 1931-го года. Тель-Авив только завершил праздненства по случаю 70-летнего юбилея любимого мэра — Меира Дизенгофа. Весь город старался выразить свою признательность. И на ближайшем заседании городского совета, состоявшемся 26-го марта, кто-то предложил назвать одну из улиц города именем мэра. История не сохранила имя того, кто предложил это, но и споров по этому вопросу тоже не возникло.
____-1_____

Дизенгоф (второй слева) и члены городского совета: справа от Дизенгофа — Исраель Роках, за ним — Йосеф Илияху Шалуш и за ним — Ефраим-Давид Блюмфильд-Блох.

Нельзя сказать, что это предложение стало неожиданностью для членов городского совета — в стране уже были подобные преценденты. В Натании одна из улиц была названа в честь действующего мэра Бен Ами (Данкнера), что же касается традиции называть улицы в честь живущих людей — в самом Тель-Авиве уже существовали улицы Бялика, Ахад Хаама, Буграшова, Алленби, которые проживали на “улицах имени себя”.
Но вы же знаете, как неспешно у нас делаются дела. Тем более — дело такого рода, когда единственный человек, который мог “нажать” на городской совет, как раз не мог этого делать из соображений этического характера. И лишь в феврале 1934-го года, в канун дня рождения Меира Дизенгофа, Исраель Роках (первый заместитель мэра) позволил себе напомнить о практически принятом решении.  Не желая снова растягивать решение этого вопроса, Роках выступил с конкретными предложениями. Он предложил назвать его именем улицу, соединившую павильоны Восточной Выставки с большой площадью чуть севернее центральной части города. Эта улица, которой сам Меир Дизенгоф придумал название “187-я улица” среди жителей Тель-Авива уже давно называлась “улица Дизенгофа”. (В данном случае жители города имели ввиду не “улица имени Дизенгофа”, а буквально — улица, принадлежащая Дизенгофу, так строительство этой части города это целиком и полностью заслуга первого мэра). “Жители Тель-Авива сами уже приняли решение и нам лишь остается утвердить его в виде табличек на городских улицах”! — высказался Роках перед членами совета.
В марте 1934-го года, три года спустя, городский совет утвердил уже практически формальное решение. Тут же была установлена и официальная дата торжественного открытия улицы — 3-го мая 1934-го года в час дня. Дата эта тоже была выбрана не случайно — она выпадала на третий день празднования 25-летнего юбилея Тель-Авива (Тель-Авив был создан 11 апреля 1909-го года, но празднование всегда проводится по еврейскому календарю).
53000000_wa
Открытие улицы, носящей имя первого мэра, было превращено в большой праздник. Играл духовой оркестр “Макаби”, собрались все члены городского совета и все работники муниципалитета. Саму улицу “закрыли” белыми и голубыми лентами (национальные цвета) и украсили цветами.
Шошана Персиц поздравила Дизенгофа от лица всех членов городского совета и пожелала ему встретиться на таком же торжестве, посвященном полувековому юбилею города. После этих слов, Дизенгоф собственноручно разрезал ленты и все приглашенные гости прошли в середину большой площадки, в центре которой возвышался одинокий столб с табличкой “Площадь имени Зины Дизенгоф”. И это был еще один сюрприз для мэра. Решение о присвоении этой площади (на самом деле площади еще не было — был огромный пустырь) было принято в неформальной обстановке накануне вечером и самому Дизенгофу решили не говорить. В самом деле — более подходящего случая увековечить имя “первой леди” Тель-Авива, верной спутницы и соратницы мэра уже не будет.
P667704
Зина Дизенгоф (Бреннер)
2180978361_e4b4340ec6_z
778388756513595
{37244B3D-B6FC-487B-B5AC-CE13A8139652}
Выждав несколько минут, чтобы расчувствовавшийся Меир Дизенгоф смог немного успокоится, Шошана Персиц продолжила свою речь, рассказав и об огромном вкладе Зины Дизенгоф в развитие культурной жизни юного города, об ее активном участии в женских организациях и движениях.
Через несколько минут с ответной речью выступил и Меир Дизенгоф.
“Госпожа Персиц, друзья! Всю свою жизнь я сторонился помпезности. Я и сейчас был против того, чтобы в мою честь называли улицу. Я всегда говорил, что еще рано для подобных почестей в мой адрес.Только после длительных уговоров членов городского совета я согласился на это. Кроме этого, я был необычайно тронут тем фактом, что вы (члены городского совета — ББ) решили увековечить память о моей покойной жене и соратнице. Мне хочется вновь повторить те слова, что я обратил к своей супруге в час прощания с ней: ”Я вспоминаю о дружестве юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою, когда последовала за Мною в пустыню, в землю незасеянную.” (книга Иеремии 2:2; Б.Б.)
Я благодарен членам городского совета за их огромную помощь в таком важном деле, как строительство этого города. Только благодаря этому мы достигли того, что видим сейчас перед своими глазами. Я благодарен жителям города, их детям, молодому поколению за вклад в развитие нашего города. Продолжайте строить в том же духе, продолжайте поднимать наш первый еврейский город.”
00607003
В центре — генерал Алленби и Зина Дизенгоф

Церемония завершилась минутой молчания в память о Зине Дизенгоф.
После этого Меир Дизенгоф сел верхом на свою белую кобылицу Меиру (Стремительная) и во главе колонны открыл движение по улице.
b.0.0110.40.2.9
По улице Дизенгоф. Меир Дизенгоф на улице имени Меира Дизенгофа.

 

08_p_dizi2
Строительство «двухэтажной» площади имени Зины Дизенгоф

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s