One man Keren Kayemet

21 комментарий

Пожалуй ни с одной тель-авивской улицей не связано столько городских легенд, выдумок и небылиц, как с двумя коротенькими переулками к югу от улицы Кинг Джордж V. Я, конечно же, имею ввиду переулки Альмонит (Безымянный) и Плунит (дословно – Какой-то).

Городские предания рассказывают, что эти необычные названия придумал сам первый мэр Тель-Авива – Меир Дизенгоф, в ответ на спор с одним из людей, проживающих в этом переулке. И хотя это действительно в духе Дизенгофа (о его необычном чувстве юмора я уже рассказывал), но в данном случае этот рассказ далек от истины. Но, обо всем по порядку, запаситесь терпением. 🙂

В 1898-м году 14-летний Меир Гицель Шапиро, родившийся в небольшом еврейском местечке в Литве, приехал в Детройт. Смелый юноша добрался в одиночку до Америки, где, по слухам, “золото валяется прямо под ногами”! А в далекой Литве остались девять вечно голодных братьев и сестер, старые и больные родители, и ветхий дом.

В поисках средств к пропитанию Меир Шапиро занялся самым “еврейским” – стал портным. Столь юный портной – факт довольно необычный даже для видавшей виды Америки, и к нему потянулись клиенты. Хотя, может не столько из-за мастерства молодого мастера, сколько из-за простого человеческого любопытства. А между стежками и выкройками молодой человек изучал новую жизнь в новой стране.

Меир обратил внимание на растущую эмиграцию и на растущий вместе с ней дефицит жилья. И как только в его распоряжении оказалась необходимая сумма (честно заработанная исколотыми пальцами), он покупает старый, нуждающийся в ремонте дом. Теперь ему пришлось сменить портновские ножницы на тяжелые строительные инструменты. Но юноша не боялся тяжелой работы и, приведя дом в порядок, он удачно его продал. с этого момента Меир Шапиро окончательно забросил портновское дело и  занялся строительным бизнесом. Он находил и покупал требующие ремонта дома и квартиры, приводил их в порядок, и снова продавал. Постепенно он сколотил бригаду строителей, которым поручал проведение ремонтных работ, сам занимаясь поиском объектов и торговлей.

В скором времени молодой “мистер Шапиро” вполне мог причислить себя к клану респектабельных и состоятельных американцев. Он даже вызвал из Литвы свою семью, оплатив переезд многочисленной родни.

Видимо потому, что за годы разлуки Меир соскучился по своим родственникам, он вместе с ними поселился в одном большом доме.  Желая сохранить память о далеком литовском местечке, его семья привезла с собой множество предметов домашней утвари и обихода и даже подкову своей старой, давно умершей лошади. Но счастья эта подкова не принесла. Меир Гицель Шапиро давно уже не был тем запуганным еврейским мальчиком, каким его помнили родственники. Между ним и его братьями (особенно старшими) начались бесконечные ссоры, тут и там звучали упреки. часто совершенно незаслуженные и несправедливые.

И в 1922-м году Меир Шапиро вновь покинул свою семью, оставив ей дом и достаточное количество денег для безбедной жизни. Он переехал в Тель-Авив вместе с молодой женой Соней Мозелович, которая была младше Меира на 23 года, хотя в некоторых источниках упоминается, что свадьба состоялась в Тель-Авиве

Кроме молодой жены Шапиро привез в Тель-Авив семиместный автомобиль, огромный контейнер с мебелью и чемодан с наличными – 200 тысяч долларов и 150 тысяч британских фунтов. Между прочим – огромные деньги по тем временам  не только для Тель-Авива, но и для Детройта. На эти деньги Меир Шапиро сразу занялся тем, что умел делать лучше всего – торговлей недвижимостью. Он купил несколько земельных участков возле Яффо, на месте заброшенной арабской деревни Саломе  и сразу предоставил их под застройку.

One Man Keren Kayemet” – так прозвали экстравагантного американца тель-авивцы, особенно после того, предложил жителям города и его гостям строить на своем участке практически даром. Возникший здесь новый квартал был назван “Шапиро” – название предложил сам владелец, Меир Шапиро, но не в честь себя, как заблуждаются многие, а в честь своей старшей дочери – Наоми Мирьям. Соответствующие записи об этом есть и в архиве Тель-Авива и в личной переписке Меира Гицеля Шапиро.

meir shapira-and-sonya

 

на фото — Соня, Меир и маленькая Номи

Бурная деловая деятельность эксамериканца не могла быть не замечена тель-авивским мэром. И, встретившись с Шапиро, Дизенгоф спросил его, почему большая часть купленных им участков находится в юридическом подчинении Яффо, почему он почти не занимается недвижимостью в Тель-Авиве? Последовавший ответ был настолько прост, насколько и очевиден – НАЛОГИ!!! В Яффо налог на покупку земли был значительно ниже. Именно так вежливо объяснил Шапиро свой отказ покупать участки в пределах Тель-Авива. И именно из-за этого отказа обвинил первый мэр своего тезку в отсутствии сионизма. И чуть позже, когда Меир Шапиро купил участок в 5 дунамов вдоль старой дороги к брошенной арабской деревне Сумиель (тот самый, которому и посвящен этот рассказ), это небольшое разногласие между двумя Меирами вспомнили многие горожане. И, хотя вовсе и не просил Меир Шапиро назвать улицу на купленном им участке в свою честь – ему для собственного честолюбия вполне хватало квартала, названного в честь дочери – поползли слухи, обрастая все новыми “подробностями”, доводя деловое разногласие до уровне личной ссоры. Но к этой истории с именами я еще вернусь.

shapira-in-shapira

 

на фото  Меир Гицель Щапиро на открытие синагоги в квартале имени Номи Шапиро, постороенной на его деньги.

Но Меир Гицель Шапиро на новом для себя месте занялся не только строительством и торговлей недвижимостью. Он также открыл в Тель-Авиве представительство американской фирмы “General Electric” и автомобильное агентство “Моррис” . Дела с машинами у него шли очень плохо, и, с трудом продав привезенные шесть автомобилей, он был вынужден закрыть агентство.

В 1923-м году Меир Шапиро начал строить свой знаменитый дом со львом. “Для Сони” – говорил он всем, кто спрашивал. Отношения с молодой женой у Меира не складывались с самого начала. Поженились они по настоянию родителей в результате “шидуха” (сватовства), хотя с трудом могли общаться друг с другом – Меир говорил на английском, литовском и идише, а Соня – только на русском и лишь немного на идише. И все-таки Меир все время пытался “привязать” Соню к себе.  И если не удавалось личным обаянием, то дорогими подарками. Таким подарком и стал знаменитый дом со львом, а позже – личный деревянный тротуар от дома до базара Кармель.

plonit1

Современники рассказывали, что была красавица Соня избалованной, упрямой и эгоистичной. Случайных зевак она сгоняла со своего “личного” тротуара зонтиком, не скупясь на проклятья.

Кроме великолепного дома, построенного архитектором Моше Чернером и “личного” тротуара, у Сони был целый штат прислуги – экономка, повариха и еще две девушки, убирающие дом. Старшая дочь – Наоми – училась танцевать и брала частные уроки у дипломированной преподавательницы балета Рины Никовой. Все трое детей учились играть на пианино, которое специально для них было заказано в Германии. Таких инструментов на всю страну было только два – один в семье Шапиро, второй – у губернатора.

Но, как известно, не в деньгах счастье. Старшая из детей Шапиро, красавица Наоми, повзрослев, ушла из дома и вступила в “Эцель”. По заданию “Эцель” она выехала за границу и погибла там в автомобильной катастрофе. Старший из сыновей, едва достигнув 18-летнего возраста, уехал в Соединенные Штаты, а младший предпочел богатому дому скромную жизнь в израильском кибуце.

1253178201055235855

 

на фото — квартал Шапиро, конец 20-х годов

Когда дом, покинутый детьми, опустел, и Соня решила оставить своего мужа. Она тоже вернулась в Америку и, получив от Меира развод, вышла замуж за своего родственника – холостого и богатого.

Меир Гицель Шапиро, когда глава большой и шумной семьи, остался в доме только со львом и поварихой. Но и на этом его злоключения не окончились. В середине 40-х годов он продал все принадлежащие ему участки земли и здания, кроме дома в котором он жил, и все вырученные деньги вложил в покупку большого земельного участка возле Латруна. Но в 1948-м году этот участок был конфискован иорданским легионом и позже передан нескольким арабским торговцам недвижимостью. Весь остаток своей жизни Меир Шапиро боролся за возвращение участка, потратив на судебные издержки остатки своего состояния.

Он умер в 1970-м году, оставив младшему сыну дом, льва и затянувшиеся судебные тяжбы.

 

Теперь, когда вы знаете историю Меира Шапиро, самое время вернуться к началу моего повествования о странных названиях переулков. Как рассказывают городские легенды, Меир Шапиро просил у Меира Дизенгофа назвать один из переулков в честь Сони, а второй – в честь себя. А первый мэр, помня о разногласиях по поводу купленных участков земли, отказал тёзке в этой просьбе и назло ему придумал такие оригинальные названия этим переулкам. Что же, версия оригинальная и остроумная.

Но элементарная проверка в архиве инженерного департамента муниципалитета Тель-Авива показывает, что до начала 50-х годов (прошлого века) этих названий не существовало ни в протоколах, ни в отчетах ирии. А если при этом мы вспомним, что Меир Дизенгоф скончался в 1936-м году, то становится понятно, что не может быть никакой связи между ним и странными названиями переулков.

На карте Тель-Авива 1923-го года эти два переулка присутствуют в виде одной подковообразной улицы, начинающейся и заканчивающейся на дороге в Сумиель (позже – улица Кинг Джордж). Названия у этой улицы еще нет, зато на старых картах есть название этого небольшого квартала. И назывался он… “квартал домов Шапиро” (шхунат батей Шапиро). И это понятно, так как все дома на улице были построены Меиром Шапиро. Это название встречается на тель-авивских картах вплоть до конца 40-х годов.

На более поздних картах эта улица либо безымянная, либо называется “переулок Шапиро”.

Так откуда же взялись эти странные названия?

Объяснение этому дает журналист А. Бен Ишай, бывший в 50-х годах председателем городской комиссии по наименованиям. В своей монографии “Тель-Авив и его улицы” опубликованной в 1952-м году он рассказывает о тех принципах, которыми руководствовались городские власти при присвоении названий улицам и площадям города. Так, например, в первые годы жители Тель-Авива старались использовать имена  и названия из еврейской истории. Позднее в ход пошли даже имена еще живущих людей. Так было с Бяликом, Ахад Хаамом, генералом Алленби и самим Дизенгофом. Но после образования государства Израиль межгородская комиссия по названиям решила отказаться от присвоения улицам города имен еще живых людей. И в таких случаях очень часто уже привычные “официальные” названия заменялись на “народные” – т.е. придуманные жителями города, а не комиссией. Эти народные названия зачастую были фольклорными,  либо результатом городских шуток или поговорок.

В нашем же случае названия были придуманы самими жителями этих двух переулков в отместку Меиру Шапиро за его снобизм и, может быть, из-за зависти к его прошлому богатству.

Метки: , , ,

21 Replies to “One man Keren Kayemet”

  1. Благодарствую!

  2. хмм…грустно…
    Жил человек, по течению не плыл, всю жизнь старался что-то СОЗДАВАТЬ, а остался всего-то дом со львом.
    Впрочем, есть еще шхунат батей Шапиро:)

  3. Я очень люблю Альмонит, спасибо за рассказ.

  4. Спасибо, очень интересный рассказ

  5. Немного оффтоп — пару недель назад в ynet опубликовали два «репорта», выписанных Тель-Авивскими полицейскими Дизенгофу, один за купание в голом виде, другой за езду на лошади по парку, вы видели?

  6. спасибо)))

  7. Спасибо, прекрасный рассказ!

  8. Да, спасибо. Я рассказывал об этом эпизоде года два назад и показывал копию этого рапорта. Тогда у мэров еще была совесть;)

  9. Борька, я в восхищении (с)

  10. шас покраснею:)

  11. это то, у которого неправильное название?

  12. копание в архивах дело пыльное, но очень интересное:)

  13. внуки еще остались… Но они вэтом чудном доме не живут. А про льва — отдельная история, еще обязательно расскажу.

  14. ага…я и говорю — неправильное название:)

  15. Соня Гицель Шапиро

  16. Спасибо за информацию.

  17. И очень почетное!)

  18. Интересная история, спасибо.:)

  19. Имя мужа — Меир Гицель Шапиро. Гицель — это второе имя. Поэтому Соня никак не может быть Соня Гицель, она просто Соня Шапиро. Но Гицель — звучит красиво:)

  20. Спасибо!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Свежие записи

Метки

100 лет Тель-Авиву Queen Акива Вайс Александр Вертинский Александр Леви Александр Пенн Америка Аполлония Афганистан Ахузат Байт Баухауз Блюз на идиш Борис Брестовицкий Венеция Византийская империя ЖЖизнь Зина Дизенгоф Иегуда Магидович Иерусалим Израиль Италия Кладбище на улице Трумпельдор Кфар-Сава Маньшия Меир Дизенгоф Наполеон Неве-Цедек О как! Палестина Рим Россия Сарона Сегодня много лет назад Сердце города Тель-Авив Тиш Улицы Тель-Авива Флорентин Фредди Меркури Шейх Джерах Яффо авиация американская колония в Яффо американская колония в Яффо арабы армия архитектура афоризм базар за базар барон Ротшильд без галстука бульвар Ротшильд вино внутренние органы война вопросы-ответы воспоминания очевидцев вспомним молодость вы против кого дружите гид в Тель-Авиве гимназия Герцелия глюки гостиница Палатин грустно двухколесное деньги дети диалоги дни открытых домов в Тель-Авиве друзья дядя Миша евреи женщины жизнь прекрасна жить чтобы помнить загадка записки на салфетках засветился зеленая тумба злачные места иврит история история Израиля история Тель-Авива кама зман ата бе арец кафе "Касит" кино книги компьютерное корабль "Руслан" кофе кошки курительные трубки кушать подано легенды Тель-Авива лекции по понедельникам любимцы города любовь мединат Тель-Авив мемуары метрай мужчины музыка на правах рекламы наша раша неизвестная история нелегалы памятники Тель-Авива пароходы первые цветные фотографии Тель-Авива петросянщина пиво площадь Альберта площадь Дизенгоф площадь Медина порт последний рельс поэты правило виноделов праздник прогулка в сердце города прогулки по Тель-Авиву путешествия работа разbeerтуализация размышления размышлизм разочарование разрушая мифы рак бе Исраель русские израильтяне рынок Левински скребущие небеса смешно и грустно смотри и слушай старое тель-авивское кладбище старые фотографии Израиля старые фотографии Тель-Авива тель-авивские байки тель-авивские истории тель-авивские кинотеатры тельавивости тельавивости тенденции традиция трубки курительные туризм улица Алленби улица Бялик улица Герцель улица Герцль улица Дизенгоф улица Лилиенблюм улица Нахалат Беньямин фантазия фильм о Тель-Авиве фотографии фотографии Израиля фотографии Тель-Авива читая газеты что в имени твоем чудеса Израиля чудеса улицы Алленби шутка юмора шутка юмора экскурсии экскурсии Бориса Брестовицкого экскурсии в Тель-Авиве экскурсии в Яффо экскурсии по Тель-Авиву экскурсия экскурсовод по Тель-Авиву я - это я

Please follow & like us :)

Архивы

Рубрики

Подписаться на нас

Страницы