Экскаватором по памяти

На Алленби строят новую высотку.  Прямо на углу с бульваром Ротшильд. Там, где стоял дом Нахума Нарди и Брахи Цфира – выдающихся израильских музыкантов, родителей Ариеля Зильбера. Но снесли не только этот дом.  Снесли и здание знаменитого кинотеатра “Тамар” – первого тель-авивского кинотеатра с кондиционированным залом.

 

И совсем незамеченным осталось исчезновение часовой мастерской, которая долгие находилась в пассаже того же здания.  Старик Рене умер через несколько месяцев после”смерти” своей мастерской. А я так любил с ним болтать…   Великолепный был рассказчик, светлая ему память.

Рене приехал из Александрии. Приехал давно, где-то на стыке 20-х и 30-х годов прошлого века. И всю свою долгую жизнь он ремонтировал часы. Старенькую “Победу” моего деда он оживил за 5 минут, а вот с “Командирскими”, которые я выменял у своего командира на японские электронные, он провозился несколько дней. И отдавая сказал, чтобы я не волновался – все запчасти оригинальные, ничего китайского.

А еще он мне рассказывал про Тель-Авив. Про профсоюзных чиновников, которые заходили к нему в мастерскую выпить особый кофе, который он сам готовил (здание Гистадрута было тут же – на Алленби). Про красавицу Марго, с которой познакомился еще в Александрии и которая вышла замуж за британского офицера. Про другую красавицу – Лидию Роках, с которой познакомился в Тель-Авиве, когда ремонтировал огромные напольные часы в доме Левина, где она жила.

Рене знал множество языков, даже какие-то русские поговорки, иногда весьма скабрезные. Но родным считал французский, и читал на память стихи французских поэтов, удивляя меня  не раз. И всегда было кофе…  особый александрийский рецепт.

А еще он рассказывал мне про Александрию и показывал фотографии. Вполне европейский город.  Это я знал лишь о университете, библиотеке и маяке. А, оказывается, в Александрии когда-то жила самая большая еврейская община, там были улицы и даже площади, названные в честь известных евреев.

И только когда мы говорили о настоящем Александрии, Рене грустно замолкал.

Когда закрывалась мастерская…  он сказал, что его дети этим заниматься не будут, имея ввиду ремонт часов.  “Какой сейчас ремонт? Даже батарейки не меняют, часы стоят как пачка сигарет.”

А потом приехал какой-то злой дядя, грубо побросал в коробки запчасти и инструменты и ушел, оставив на стене фотографии внуков Рене.

А потом пришел экскаватор…

22 thoughts on “Экскаватором по памяти

  1. Я у Рене чинил часы в 1992-м. Когда после года в пустыне они, супер-дупер-герметичные, остановились. Он открыл крышку и показал мне тонкий, полупрозрачный слой пыли, покрывавший механизм. Песок забрался и туда. Сказал, чтобы я не волновался и погулял часа полтора — надо все продуть, смазать и проверить не торопясь.
    Часы после этого шли еще шесть лет, пока в один далеко не прекрасный день не лопнула пружина.

  2. В последние месяцы, проходя по Алленби, я всегда заглядывал в пассаж. Как бы проверяя, на месте ли мастерская. Дом уже начали сносить, а она продолжала действовать.
    Когда закрылась и мастерская, она продолжала не выходить у меня из головы.
    Надо же, какой быстрый конец. В полном смысле…

  3. И в Тель-Авиве сносят старину? А я думал только в Москве?
    Повсюду лужковщина процветает.
    Глобализация!
    Грустно…

  4. В Т-А ,как это ни печально,будут уничтожены абсолютно все ранние постройки
    это дело времени

  5. специально их не станут рушить
    но стоит появиться экономической подоплёке и никакая реставрация не спасёт
    останутся только отдельные «островки-заповедники»,по типу жд станции Яффо

  6. Как жалко, когда уходит прошлое! Кажется, еще можно коснуться его рукой, оно еще рядом, но увы… Тогда уйдет и та атмосфера ТА, которая еще осталась в старых переулках.

  7. На Кипре, например (не знаю везде, но там,где мы были), запрещено сносить старинные здания и изменять их внешний вид. Внутри можно делать супер-пупер современный дизайн, а снаружи должно выглядеть, как в оригинале. Причем не только выглядеть, но и поддерживаться в нормальном состоянии…

  8. ЮНЕСКО ничего не защищает. Это не их прерогатива. Кроме того, они обратили внимание лишь на тель-авиский баухауз. А прекрасная эклектика ЮНЕСКО не очень беспокоит.

  9. И в Тель-Авиве здания, кторыеявляются памятниками архитектуры или истории, запрещено сносить и запрещено менять их внешний вид.

  10. Я бы не был столь категоричен. Сносят только здания, не представляющие никакого исторического или художественного интереса.

  11. Слова «исторический» и «художественный» в руках застройщиков приобретают какие-то странные очертания. В Москве это на каждом шагу.

  12. Очень грустно… Может можно найти фотографии старого здания, мастерской и Рене и сделать что-то типа галереи в том, что будет на этом месте построено? Хоть как-то сохранить память?
    ОФФФ
    Борис, у меня к Вам не относящийся к посту вопрос. Моя подруга живет в очень живописном доме, ул. Сиркин 29. По непроверенным сведениям в этом доме располагался первый союз писателей Израиля. Моя подруга видела старые фотографии этой улицы и вроде бы на фотографии 1926 г. этого дома еще нет. Больше мы ничего толкового узнать не смогли.
    Может быть у вас есть возможность что-то узнать или подсказать где искать?
    Спасибо. Ира. 050-6292412

  13. Люди часто связаны с жизнью через свои творения и отдачу, а волны их души остаются в каждом кто общался с ними при жизни…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s